Паломничество Ланселота. Часть 2. Глава 2 Жизнь после смерти. Христианство.
И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый,                Где червь их не умирает и огонь не угасает.                И если нога твоя соблазняет тебя, отсеки ее: лучше тебе войти в жизнь хромому, нежели с двумя ногами быть ввержену в геенну, в огонь неугасимый,                Где червь их не умирает и огонь не угасает.                И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную,                Где червь их не умирает и огонь не угасает.               
На русском Христианский портал

УкраїнськоюУкраїнською

Дополнительно

 
Паломничество Ланселота - Глава 3
   

Юлия Николаевна Вознесенская

"Паломничество Ланселота"

Часть 2

Глава 3

Бабушкин остров соединялся с цепью других островов узким каменным мостом. Еще издали Сандра и Леонардо увидели кирпичные столбы у начала моста, но висевших тут прежде красивых чугунных ворот уже не было. Берег острова порос дьяволохом. Дальше его пока не пускал густой ельник, но в этой схватке ели были обречены, и на опушке леса молодые елочки уже засыхали в объятьях растительного вампира.

Они проехали через еловый лес и выехали на голый серый пустырь, который еще совсем недавно был зеленым лугом. Через пустырь дорога вела к усадьбе на холме. Высокая чугунная ограда, окружавшая усадьбу, уцелела, и ворота были заперты. Сад вокруг дома был вырублен, торчали только пни и голые кусты. Окна обоих этажей были закрыты, и стекла в них были все целы, но ни в одном из окон не было занавесок, а стекла потускнели от грязи. Сандра горестно смотрела на это запустение.

Они вышли из джипа, велев Карлу оставаться пока в кабине. Леонардо несколько раз надавил кнопку звонка, но ворота не дрогнули, а в доме ничего не изменилось.

— Ты забыл: у них нет электричества, а значит, и звонок не работает. Постой, Леонардо, тут было одно хитроумное приспособление, может быть, оно еще действует.

Сандра внимательно оглядела створки ворот, украшенные поверх прутьев коваными венками. «Дерни за веревочку — дверь и откроется!» — вспомнила она. За каким же венком скрывалась «веревочка»? Кажется, за пятым Она просунула руку внутрь пятого железного венка и нащупала спрятанный внутри шнур. Ей пришлось дернуть за него несколько раз, прежде чем раздался щелчок внутри замка и ворота приотворились.

— Вернись в кабину, Сандра. Я сам открою ворота. Что-то мне неспокойно.

Сандра забралась в джип. Леонардо отворил ворота, сел за руль, и они проехали к дому.

— Не будем сразу выходить, а постоим и подождем, не выглянет ли кто на шум мотора, — сказал он, настороженно оглядывая пустые окна.

Он оказался прав. Приотворилось окно гостиной на первом этаже, и оттуда высунулся длинный ствол винтовки, над которым поблескивало стеклышко оптического прицела. Следом из окна второго этажа показалось двуствольное охотничье ружье.

— Эй, вы там, в машине! — в окне гостиной показалось бородатое лицо. — Поворачивайте и уезжайте с нашего острова! Это место занято! Даем вам одну минуту на раздумье, а потом стреляем.

— Сандра и Карл, пригните головы на всякий случай, — сказал Леонардо, а сам опустил стекло и крикнул, не высовываясь в окно: — Послушайте, вы ведь Ларс Кристенсен? Не так ли?

— Предположим.

— Мы приехали именно к вам и с добрыми намерениями.

— Не думайте, что сумеете провести меня, узнав мое имя! Учтите, что еды у нас все равно нет, а пустые дома вы найдете через три острова, в городке. Уезжайте отсюда!

— Зачем же так грубо? — спокойно проговорил Леонардо. — Вы говорите, нет еды? А вот у нас есть: мы привезли продукты для ваших детей.

Некоторое время стояла тишина.

— Сколько вас в машине? — спросил человек из окна.

— Трое. Я, моя жена и мальчик-сирота, которого мы нашли на дороге.

— Пусть мальчик первым выйдет из машины. Доктор, не стреляйте!

— Карл, ты не боишься?

— Нет. Эти, которые в доме, сами всех боятся. Вы что, разве не видите?

Карл выбрался из машины, сделал несколько шагов к дому и остановился.

— Мальчик может войти в дом, а вы пока оставайтесь в машине.

— Я понял, — сказал Леонардо. — Карл, если ты не боишься, то иди к этим людям и расскажи им, с чем мы приехали.

— Я иду. Вы только не уезжайте без меня, ладно?

— Будь спокоен, без тебя мы ни за что не уедем.

Долгое время в доме было все тихо, потом на крыльцо вышел Карл и крикнул:

— Все в порядке! Можете заходить в дом — я за вас поручился!

Дверь дома осталась открытой. Карл ждал их на крыльце, а за ним в проеме двери появился Ларс Кристенсен в инвалидной коляске.

— Спасибо, Карл! — крикнул Леонардо. — Сандра, возьми корзинку и положи в нее только молоко, хлеб и яблоки. Идем?

— Да, я готова.

Леонардо первым вышел из джипа. Обойдя его, он открыл дверцу с ее стороны и взял у нее корзину с продуктами.

— Иди за мной.

Он поднял корзину и крикнул человеку с ружьем:

— У нас здесь хлеб, молоко и яблоки, оружия нет!

Ларс Кристенсен ничего не ответил и молча ждал. Вид у него был все еще настороженный, а одет он был в старый коричневый Бабушкин халат. Сандра сразу узнала его: этот халат Бабушка накидывала поверх одежды, когда работала в курятнике, там он всегда и висел на вешалке за дверью. А он, бедняга, значит, нашел его и носит. Почему-то именно старый Бабушкин халат окончательно расположил Сандру к грозному инвалиду с винтовкой, она улыбнулась ему и сказала:

— Здравствуйте, Ларс Кристенсен. Знаете, а в этом доме прошло мое детство, — и она широко улыбнулась Ларсу.

Он не ответил на ее улыбку, но отъехал в сторону, пропуская их в дом.

— Входите с миром.

Они вошли. Карл сразу же подошел к Леонардо и взял его за руку. Сандра огляделась: Бабушкин холл нельзя было узнать, со стен были содраны деревянные панели, а с пола — паркет. Взглянув на камин, она сразу поняла, куда ушло дерево: на кучке пепла лежало несколько обгоревших паркетных плашек.

Увидев, что стало с лестницей на второй этаж, Сандра поначалу огорчилась, а потом сообразила, для чего это было сделано, и успокоилась. Поверх ступеней и без того довольно пологой лестницы был настелен трап из неструганых досок, перекрывший половину ступеней вдоль перил и нижним концом спускавшийся на середину холла. «Конечно, без этого пандуса Лансу Кристенсену невозможно было бы пользоваться вторым этажом», — решила она.

Заглянув через широкий арочный проем в бывшую Бабушкину гостиную, она увидела, что там стоят буквой Т два стола — один очень длинный и очень низкий, второй — нормальной высоты и величины. Вдоль одной стороны длинного стола были поставлены в ряд три садовые скамейки.

— Вы заперли свою машину? — спросил Ларс Кристенсен Леонардо.

— Да.

— А ворота?

— Ворота — не догадались.

— Ладно, я пошлю кого-нибудь. Вы сказали, что привезли для нас еду?

— Да. Продукты и кой-какие медикаменты. Нас просила об этом наша подруга Мира Ясманн.

— Мира Иерусалимская? Что же вы сразу не сказали?

— Времени не было. Вот, пожалуйста, — Леонардо протянул ему корзину.

— Настоящий хлеб! Молоко! И яблоки... Эй, люди, выходите все! Эти гости пришли с миром и хлебом! Они друзья нашей Миры Иерусалимской!

Из гостиной вышло несколько человек, с виду настоящих асов. Впереди шел полный старик с белыми бакенбардами, одетый в рваную куртку, подпоясанную веревкой, за ним шли священник в порыжевшей черной рясе и с крестом на груди, девочка-подросток и три женщины разного возраста — молодая, средних лет и пожилая.

Ларс Кристенсен повесил винтовку на спинку своего кресла и представил вошедших:

— Знакомьтесь: доктор Вергеланн, норвежец. Марта — наша хозяйка, она из соседней деревни. Леди Патриция из Ирландии, а молодая особа — ее дочь Эйлин. Священник отец Иаков, датчанин. А это моя невеста Дженни Макферсон, она из Шотландии, — он погладил руку подошедшей к нему рыжеволосой девушки. — Самые главные обитатели нашего дома сейчас заняты наверху, у них идет урок истории музыки. Занимаются с ними Хольгер-музыкант, брат отца Иакова, ему помогает Мария Вальехо, испанка. С ними вы познакомитесь позже. Позвольте и самому представиться: вы уже знаете от Миры, что меня зовут Ларс Кристенсен, но друзья зовут меня Лансом. Кроме меня, все в этой маленькой общине — христиане. Надеюсь, вас это не смущает?

— Немного смущает, — ответила Сандра.

— Вы что-то имеете против христиан?

— Нет, мы сами христиане. Но странно, что глава христианской общины сам не христианин.

— На это есть особые причины. А теперь вы расскажите о себе.

— Меня зовут Леонардо Бенси, а это моя жена Сандра Бенси. Мы живем довольно далеко отсюда, в Альпах, в маленькой христианской общине. О вас мы узнали из письма нашей подруги Миры.

— Из письма? Но никакой почты уже давно не существует!

— А кто сказал, что письмо принес почтальон? Мира оставила его для нас в одном условленном месте.

— Вы знаете, где она сейчас и что с ней?

— Мы думали узнать об этом у вас. Мира написала, что спешит в Иерусалим. Может быть, она сейчас там.

— Мира нам очень помогла в самое тяжелое для нас время. Она доставала для нас продукты и медикаменты. Но как мы ни экономили, они уже подошли к концу. Значит, это Мира вас к нам послала... Но кто же вы такие? Мальчик выглядит как обычный планетянин, а вот вы... Не похожи вы на планетян, и у вас есть хлеб, молоко и яблоки. Ничего этого в Европе уже давно нет: всех коров съели, хлеб никто не выпекает, а яблок в этом году не будет совсем — все пожрала саранча. — Он обратился к пожилой женщине: — Будьте так добры, Марта, снесите корзину с едой на кухню и разделите на всех. Да не забудьте нашего арестанта! Дженни, помоги, пожалуйста, Марте.

Леонардо заявил, что ему нужна помощь, чтобы принести из машины остальные продукты.

— Я помогу! — вызвался Карл. Сандра заметила, что он совсем побледнел и осунулся.

— Тебе лучше немного отдохнуть, Карл, тебя совсем сморила дорога. Может мальчик где-нибудь здесь прилечь?

— Эйлин, проводи наверх нашего нового воспитанника и уложи его в спальне для мальчиков.

— Идемте со мной, мальчик, — сказала Карлу Эйлин, высокая девочка со светлыми длинными волосами.

— Эй! Вы без меня не уедете? — спросил Карл Леонардо, уже поднимаясь по лестнице.

— Нет, нет, отдохни, пока мы разгружаемся.

— Я помогу этим людям, Ланселот, — сказал молчавший до этого священник и подошел ближе.

— Благословите, батюшка! — Сандра пошла ему навстречу, сложив руки и склонив голову под благословение. Вслед за нею подошел Леонардо. Отец Иаков благословил их, и все люди в холле облегченно вздохнули.

— Не забудь, отец Иаков, сразу же закрыть ворота, — сказал Ланселот, провожая Леонардо и священника до дверей. Он остановил коляску на крыльце и взял на изготовку свою винтовку, когда они вышли из дома. Сандра подошла к нему.

— Скажите, Ларс Кристенсен, а это действительно так необходимо — все время держать моего мужа под прицелом?

— Да что вы! — улыбнулся Ланселот. — Я держу под прицелом ворота, а не вашего мужа.

— Неужели вы все время готовы к нападениям?

— Конечно. Вы это поймете, когда я познакомлю вас с нашим арестантом. Он доставил нам массу неприятностей именно потому, что мы однажды забыли запереть ворота, когда наши женщины ушли в лес за хворостом. Я ранил его в перестрелке. Кстати, вы сказали, что у вас с собой есть лекарства? Этот бандит нуждается в медицинской помощи.

— Да, мы привезли небольшую аптечку. Между прочим, Ларс Кристенсен, вы об этом не подозревали, конечно, но ворота и ограду можно держать под током.

— У нас нет электричества. Вся эта часть Европы отключена от мировой энергетической сети, кроме некоторых военных объектов. У нас были батарейки Тесла, но все они давно разрядились. А новых теперь не купишь даже за золото.

— В этом доме есть и батарейки в тайнике, и собственный приемник космической энергии.

— Разве приемник энергии Тесла в Иерусалиме не единственный?

— Нет. Их было несколько, но потом, чтобы исключить саму возможность конкуренции в борьбе за власть, Антихрист оставил один в своих руках, а остальные уничтожил. Все, кроме, может быть, одного. И этот приемник находится в этом доме: так сказала Бабушка, и я постараюсь его найти.

— Следует понимать, что мы можем иметь свет в этом доме?

— Вот именно. А воду вы откуда берете, Ларс Кристенсен?

— Носим из пруда ведрами. Кстати, вы можете меня звать Ланселотом, как все.

— Хорошо. Знаете, Ланс, если мы отыщем источник энергии, вы сможете пользоваться водопроводом, и у вас будут работать отопление и канализация.

— Это было бы чудесно! Больше всего жаль тратить воду на мытье и туалет, но мы стараемся поддерживать чистоту. После голода и грабителей самая большая опасность — эпидемии, а на нашем попечении находятся дети с очень хрупким здоровьем. Доктор говорит, что у них ослаблен иммунитет... О, сколько же они всего несут!

В дом вошли священник и Леонардо, неся каждый по ящику с продуктами.

— Это еще не все, Ланселот! — радостно сказал отец Иаков. — Там остались еще ящики овощей и фруктов, представляешь? И корзины с яйцами! А вот этот пакет — ты понюхай, Ланселот, как он пахнет! Знаешь, что в нем? Копченая рыба!

Отец Иаков задыхался и покачивался на ходу, и было совершенно очевидно, что у него от слабости кружится голова. Сандра поспешила взять у него ящик и понесла его на кухню вслед за Леонардо.

Бабушкина кухня осталась почти без изменений. У стены стоял старый знакомый Сандры — огромный резной буфет из светлого дуба, а рядом с ним почти такой же большой холодильник с облицовкой из дубовых панелей. Рядом с ними в стене видны были дверцы лифта, в котором в прежние времена поднимались из подвала на кухню продукты. Электрическая плита стояла в своем углу, но ею явно не пользовались, как, впрочем, и супер-модерным едальником с большущей шкалой, установленным уже после Бабушки. Естественно, электронный доставщик еды не работал. Еду в этой кухне теперь готовили на допотопной самодельной плите из кирпичей, от которой в окно выходила железная труба, подвешенная к потолку на проволочных петлях. Она и сейчас топилась, и на ней закипал большой чайник. Сандра и Леонардо выложили продукты на стол. Ошеломленная Марта только всплескивала руками, приговаривая:

— Господи Боже мой! Настоящий сыр! Копченый лосось! А какие фрукты — сливы, персики, виноград... Проклятая саранча обглодала всю землю — где же это все вызрело?

— Есть еще такие места на земле! — весело сказал Леонардо.

Они оставили счастливую женщину разбирать продукты и вернулись в холл.

— Нам нужно спуститься в подвал, — сказала Сандра. — Ланселот, у вас есть фонарь или свечи?

— Увы, ничего этого у нас нет. Мы пользуемся самодельными лампами, в которых горит керосин. Мы обнаружили в сарае несколько бочек с бензином и бочку керосина, но его мало, и мы экономим.

— Бензин сохранился до сих пор?! — поразилась Сандра. — Когда-то джип, на котором мы к вам приехали, ходил на бензине. Я этого не помню, но Бабушка мне рассказывала.

— А у нас и сейчас есть машина, которая ходит на бензине: это автобус, на котором мы с детьми сюда добрались. Только теперь он уже не заводится. Вы не знаете, нельзя ли использовать бензин для освещения?

— Если мы найдем дедушкин энергоприемник, у вас будет вдоволь света и без бензина. А пока давайте сюда вашу керосиновую лампу!

Отец Иаков принес самодельную лампу, сооруженную из стеклянной бутылки без дна, прикрепленной к пустой консервной банке. Внутри лампы горел слабый огонек.

— Лучшего освещения, к сожалению, мы вам предложить не можем, — сказал Ланселот. — Я поехал бы с вами, но спуститься в коляске по лестнице я не могу. Будьте осторожны — в подвале арестованный, он опасен.

— Я пойду с ними, — сказал отец Иаков.

Они втроем, Сандра, Леонардо и священник, спустились в подвал, прошли прачечную, склад для продуктов с пустыми полками, котельную, на двери которой почему-то висел большой амбарный замок, и уперлись в глухую стену.

— Дальше идти некуда, — сказал Леонардо. — Это стена — часть фундамента.

— А мы уже пришли. Пожалуйста, поставь лампу на пол, я должна осмотреть трубы.

Понизу стены проходило несколько труб — отопление, водопровод, канализация. Сандра взялась за третью трубу сверху.

— Вот эта! Теперь вы вдвоем возьмитесь за ее концы, уходящие в стены, и тяните изо всех сил на себя.

— Э, Сандра! А это часом не водопроводная труба? — опасливо спросил Леонардо. — Мы можем ее повредить, и тогда подвал зальет водой.

— Это вообще не труба, это, если хочешь, дверная ручка. Так Бабушка сказала. Да тяните же, не сомневайтесь!

Леонардо и отец Иаков взялись за концы трубы и по команде Сандры одновременно потянули ее на себя. Труба подалась и выдвинулась из стены на кронштейнах. Сандра взялась обеими руками за середину трубы и подтолкнула ее вверх. Раздался щелчок, затем ровное нарастающее гуденье, и труба поехала вверх прямо вместе со средней частью стены. Это открылся проход в тайный подвал Илиаса Саккоса, и оттуда хлынул яркий электрический свет. Перед ними открылось небольшое помещение с тремя дверьми: одна большая, двухстворчатая, посередине и две поменьше по бокам.

— Потрясающе! — сказал Леонардо. — Ай да дедушка! Мы можем пройти туда?

— Конечно, прошу вас! — пригласила Сандра, не меньше их ошеломленная, но державшаяся с таким видом, будто именно этого она и ждала.

— Нет-нет, только после тебя — ты здесь как-никак хозяйка!

Сандра перешагнула через оставшуюся неподвижной нижнюю часть стены с трубами и прошла вперед. Сбоку от каждой двери на высоте человеческого роста располагалось небольшое застекленное окошко, а под ним — кнопка. Сандра протянула руку и нажала кнопку возле правой двери. Оконце осветилось изнутри, и на стекле возникла надпись по-гречески: «Назовите громко и четко имя строителя дома».

Сандра шепотом перевела надпись для Леонардо и отца Иакова, а уже после громко произнесла ответ:

— Илья!

«Ответ неправильный» — и окошко погасло.

— Странно, — сказала Сандра, но тут же спохватилась: — Ах, да! Ну конечно! Это Бабушка звала дедушку на русский манер Ильей.

Она снова нажала кнопку и в ответ на требование назвать имя громко ответила:

— Илиас!

«Ответ правильный. Назовите имя его внучки».

— Кассандра.

«Ответ правильный. Входите».

Дверь мягко ушла в стену, открыв проход в небольшое тесное помещение, где ничего не было, кроме закрытого стального шкафа, утопленного в одной стене и щита с десятком опущенных рубильников на другой. Под каждым рубильником была надпись: «подвал», «1-й этаж», «2-й этаж», «чердак», «наружное освещение», «сараи», «дорога», «мост». Потом шли рубильники, включавшие отопление дома и сарая. Затем шла электрозащита по периметру ограды, наружная электрозащита дома; дверные щиты, оконные щиты. Еще были водопровод, подогрев воды и внутренний телефон. Все надписи были на планетном. Рубильников было много, но благодаря надписям система энергоснабжения дома была абсолютно ясной.

— Можно уже включить освещение дома и водопровод, — предложила Сандра.

— Ни в коем случае! — воскликнул Леонардо. — Отец Иаков, я думаю, что нужно сначала обойти дом и проверить, везде ли закручены краны, в порядке ли выключатели и розетки. Дом так давно стоит без электричества и без воды, что все это могло выйти из строя. Кроме того, ребятишки могли шалить с кранами и выключателями: мы имеем редкий шанс получить пожар одновременно с наводнением. Нам это надо?

— Ну чем не дядя Леша! — воскликнула Сандра. — Ты прав, надо устроить обход дома и предупредить детей: они могут перепугаться, если свет загорится внезапно.

— И ты права, кара Сандра. Единственное, что я включил бы незамедлительно, так это электрозащиту ограды.

— Так включай!

— Нет, Сандра, сделай это сама — ты здесь наследница и хозяйка.

— Все мое — твое. Давай вместе!

Она взялась за рубильник, а Леонардо положил сверху свою руку. Но она помедлила.

— Батюшка! Давайте и вы с нами, поскольку теперь вы тоже хозяин этого дома!

Отец Иаков усмехнулся, но руку свою поверх Леонардовой все-таки положил.

— Ну, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! Аминь!

Они подняли рубильник. В подвале ничего не произошло, если не считать, что рядом с надписью загорелся красный кружочек.

— Бабушкин дом оживает! — сказала Сандра.

— Как вы думаете, а не слишком много энергии будет уходить, если все время держать ограду под током? — спросил отец Иаков.

— Не волнуйтесь, батюшка! — сказал Леонардо. — На ограду сейчас энергии идет очень мало, почти столько же, сколько на молчащий дверной звонок. Я знаю эту систему, когда-то на вилле у моего хозяина была такая же. Только если кто-то коснется ограды или железной решетки ворот, напряжение резко повысится и... В общем, не хотел бы я быть на месте того злоумышленника.

— А нельзя сделать так, чтобы удар был не смертельным, а только оглушающим? — спросил отец Иаков.

— Для этого надо найти схему этой защиты и поразмыслить над ней.

— Придется поискать, мы ведь не хотим никого убивать, — сказал священник. — Может быть, она в этом шкафу?

Он подошел к стальному шкафу в стене и осторожно потянул на себя круглую черную ручку. Шкаф открылся, но за ним ничего не было — только еще одна стальная панель с крупной серебряной эмблемой: три молнии и надпись «ТЕСЛА».

— Ты знаешь, что это? — спросила мужа прерывающимся голосом Сандра. — Это дедушкин приемник космической энергии! Второй в мире!

— Неужели это он — накопитель энергии Тесла? — воскликнул отец Иаков. — Боже, как просто он выглядит!

— Но что там, за этим щитом, этого никто в мире не знает, — задумчиво проговорил Леонардо.

— Фантастика! Какие же надо было иметь деньги, чтобы заполучить такую установку в частное пользование, и какую мудрость, чтобы утаить ее от Антихриста!

— У дедушки было и то и другое.

— Это вы Месса называете Антихристом? — спросил их отец Иаков.

— Да, — ответила Сандра.

— Слава Богу! Я тоже. Ланс — единственный в этом доме, кто еще верит, что Антихрист это Мессия. Но вы не волнуйтесь, Ланс никому не мешает иметь свое мнение.

— А я и не думаю волноваться и уже успела мимоходом сказать Лансу, что считаю главу мирового правительства Антихристом.

— Он на это что-нибудь вам ответил?

— Нет, мы в это время совсем о другом говорили.

— Удивительно терпимый человек!

— Не особенно, поскольку вскользь успел обозвать меня фанатичкой.

— О нет, вы не правы, он очень терпим! Я ведь всех наших детей окрестил, и Ланс ничуть не возражал.

— А почему он сам продолжает верить Лжемессии, как вы думаете?

— Да потому, что он очень честный человек. Он мечтает добраться вместе со всей нашей ребятней до острова Иерусалим, чтобы Антихрист исцелил и поставил их на ноги. Он просто не сможет просить его об исцелении, если перестанет верить в него как в Мессию.

— Ах вот оно что! — сказала задумчиво Сандра. — Теперь многое стало понятно.

— Помоги ему Господь, — тихо сказал Леонардо.

— А что такое, в сущности, эта энергия Тесла? — спросил отец Иаков, похоже, лишь для того, чтобы перевести разговор на другое.

— Могу рассказать, — ответил Леонардо. — Очень давно югославский ученый, кстати, сын православного священника, Никола Тесла открыл способ добывания энергии из космоса, и это означало полную технологическую революцию. Широкое применение его открытия сделало бы ненужными добычу нефти, угля и электроэнергии. Это привело бы к благоденствию всего человечества, к экологическому самоочищению планеты и сохранению природных богатств. Однако энергетические компании всего мира объединились, защищая свою власть и доходы, и вскоре Николас Тесла, переехав в Соединенные Штаты, погиб при загадочных обстоятельствах. Но вдруг, сразу после Катастрофы, выяснилось, что тайна открытия Тесла находится в руках одного человека, который, видимо, тоже был причастен к смерти великого ученого.

— Это, конечно, был Антихрист? — спросил отец Иаков.

— Да, он. И Лжемессия стал править миром. Считается, что единственный энергоприемник Тесла находится в Иерусалиме, от него заряжаются все батарейки Тесла.

— Но вы же знаете, что батареек Тесла простым планетянам теперь больше не продают, — сказал батюшка. — Да и те, у кого они сохранились в достаточном количестве, мало что могут с ними сделать, поскольку вся электроника планеты в одну ночь приказала долго жить. Похоже, что именно из-за выхода из строя электроники батарейки больше не заряжаются в Иерусалиме.

— Электроника вышла из строя? — удивился Леонардо. — Как это могло случиться?

Антихрист хотел начать войну с русскими и отправил ракеты на Россию. Русские взорвали все эти ракеты в космосе сразу после запуска, и в результате этого взрыва вся электроника Планеты погибла в несколько минут. Умерли компьютеры, встали заводы, фабрики, мобили, рухнули самолеты и потеряли управление суда в море. Армия Антихриста и его экологисты передвигаются теперь на допотопных машинах, потребляющих бензин, но запасы его крайне ограничены, поскольку богатейшие нефтяные скважины мира затоплены при Катастрофе. Там, где сохранились лошади и ослы, люди ездят на них, да еще на велосипедах и самокатах. Знаете, что это такое?

— Знаю, я ведь бывшая реалистка.

— Так вот, у некоторых планетян, особенно в деревнях, сохранились велосипеды: они ездили на них на короткие расстояния, чтобы экономить батарейки Тесла Наверняка у Антихриста имеется большой запас батареек, но надо думать, только у него да у членов Семьи.

— Отец Иаков! Идите наверх, обед уже подан! — донесся издали голос Марты.

— Придется отложить дальнейшие открытия, — сказал отец Иаков. — Наверху ждут не дождутся нормальной еды. Без меня они не начнут — я должен благословить трапезу, но и без вас за стол не сядут тем более! Пойдемте, друзья мои.

Они вышли, а вход в тайный подвал оставили открытым.


[ Назад ]     [ Содержание ]     [ Вперед ]


Юлия Вознесенская - "Паломничество Ланселота"

[ Cкачать всю книгу ]


Рекомендуйте эту страницу другу!








Подписаться на рассылку




Христианские ресурсы

Новое на форуме

Проголосуй!